Истории

Стрит-арт в Вильнюсе: через искусство про человечность

2022-04-25 | Истории

Граффити и стрит-арт в нашем обществе часто ассоциируется с вандализмом, однако иногда в этом океане нелегального искусства рождаются настоящие шедевры.

Мы продолжаем наш цикл статей о том, что нет никакой разницы какой национальности является человек, а главное – твои дела. Герой этой статьи – никакой не суперзвезда телевизионных шоу и передовиц печатных изданий. Это художник, который живёт обычной жизнью, как и все жители Литвы. Его зовут Дмитрий Бородин – настоящий литовец. Не по этнической принадлежности, а по собственному мироощущению. Для Дмитрия, кажется, нет даже такого вопроса. Супруга-литовка, автор, кстати, очень важных книг про поиск взаимоотношений с детьми, двое сыновей, своя мастерская в домашних условиях, но главное – творчество. Целью встречи и разговора с Дмитрием были точно не какие-то политические разговоры, а искусство. Когда даже далёкая Бразилия, оказывается, немного Литва.

Запретные стены

– Вильнюс очень многогранный. В нём можно увидеть не только какие-то архитектурные достопримечательности, посетить художественные галереи, но и познакомиться с картинами под открытым небом. Прямо на фасадах зданий, – перед началом этой необычной экскурсии, говорит вильнюсский художник, архитектор и дизайнер Дмитрий Бородин, который и стал нашим главным проводником по другому Вильнюсу, не такому заметному и известному, как его открыточная, туристическая сторона. Но точно не менее любопытному.

И сразу необходимо оговориться. Сама тема стрит-арта достаточно тонкая. С одной стороны действительно искусство, а с другой – порча имущества и визуальное загрязнение общественного пространства. Но даже это хулиганство неразрывно с граффити, с росписями так называемых тегов, от которых задыхаются спальные районы Вильнюса и других городов Литвы. По большому счёту одно вышло из другого. И именно вандализм, надписи, которые ценные только для самого автора, а для большинства жителей уродство, в итоге эволюционировали в прекрасные работы. Мы хотим поговорить именно о последних. О работах, которые действительно украшают город.

Наш герой уже давно перерос этап юношеского хулиганства, когда они с единомышленниками бегали по спальным районам и рисовали баллончиками на стенах. Впрочем, это и тогда было не так, как в наши дни. Дмитрий вспоминает, как больше 20 лет назад ходили по квартирам, показывали жильцам эскизы картин, которые подростки хотели изобразить на фасаде, собирали подписи, потом всё это утверждали у главного архитектора города и только затем брались за работу.

– У нас была даже такая улица в Клайпеде, где каждый дом с двух сторон был разрисован большими картинами, – вспоминает художник. Он сам из Клайпеды, после школы учился на судоводителя, собирался связать свою жизнь с морем, но после очередного рейса понял, что это всё же не его.

– Даже в рейсах меня члены команды просили что-то нарисовать. На палубе или в машинном отделении, меня это никогда не покидало, – продолжил Дмитрий. И добавляет: очень важно отделять настоящий стрит-арт от хулиганства.

– Нужно понимать, где ты рисуешь. Для меня неприемлемо, когда роспись появляется на каком-нибудь памятнике архитектуры, – рассказывает наш герой. Второе образование – архитекторское – он получил уже в столице.

Впрочем, юных «райтеров», как называют молодёжь, быстро расписывающих по ночам стены домов, он, кажется, сильно не осуждает. Причин несколько: власти Вильнюса, например, сами оставили в городе всего два легальных места – подземный переход у ТЦ «Панорама» и аналогичный около Лаздинайской больницы. Сегодня охотно разрешены работы в поддержку Украины, но давайте будем честными до конца: это политическая история, для самовыражения мест как было мало, так и осталось.

– В Нью-Йорке ещё в 90-х годах властям удалось остановить бесконтрольное граффити, когда были выделены легальные стены. Хочешь – самовыражайся и нет никакого риска, – говорит художник, признавая, что такой ход полностью не избавит город от хаотичных росписей, но значительно снизит их число. Сегодня за граффити на стенах домов в Литве предусмотрена не административная, а уголовная ответственность. Это приравнено к настоящей порчи имущества. Что окна кирпичом разобьёшь, что с баллончиком след оставишь. Дважды подумаешь даже в пылу страсти, если есть законные места. Но их в Вильнюсе практически нет. При этом город из бюджета ежегодно тратит десятки тысяч евро на закрашивание нелегальных росписей. А часто это и вовсе ложится на плечи жильцов разрисованных домов, которые точно ни в чём не виноваты.

Картины говорят

Но есть и другая сторона. Вильнюс – наглядное тому подтверждение.

– Есть феномены. Люди, которые за счёт своих рисунков становятся не просто очень популярными, а показывают через рисунок какую-то проблему или социальные явления. Такие, как британский Бэнкси, – говорит Дмитрий.

Мы идём по столичной привокзальной улице Кауно. Весь фасад четырёхэтажного дома №31 разрисован гигантским полотном. По горе плюшевых мишек, зайчиков и иных игрушек карабкается девочка. На вершине она пишет: «Подарки? Игрушки? А может семья? Впустишь меня?». Это социальный проект художников Ремигиюса и Альгирдаса Гатавяцкасов.

– У нас в тот момент проходила реформа, упразднялись детские дома. Воспитанников из приютов старались интегрировать в общество. Стремились, чтобы их усыновляли, чтобы как можно больше сирот попадали в семьи и жили среди обычных людей, – рассказывает об идее Ремигиюс Гатавяцкас.

Два брата-близнеца сами 20 лет провели в детском доме и изнутри видели, как многие посетители «откупались» от детей, считая своим долгом обязательно пожалеть и вручить плюшевую игрушку.

– Таких детей не надо жалеть и не нужны эти подарки. У нас, воспитанников, у каждого по пол кровати были завалены плюшевыми мишками, – вспоминает художник, который вместе с братом собрал огромную команду единомышленников. Одни предприниматели бесплатно покрасили фасад дома, другие оборудовали подсветку, дали бесплатно краски, кран в аренду… Трафареты вырезали знаменитые певцы и спортсмены. А нарисованная девочка – совершенно реальная. Тоже сирота из детдома.

– Детей постарше чаще всего не хотят усыновлять или удочерять. У общества много ложных установок на этот счёт, – добавляет Р. Гатавяцкас. – Эта работа как раз и показывает, как девочка забирается по горе плюшевых игрушек и обращается к обществу, что ей нужны не подарки, ей нужна семья.

Это только одна из картин со смыслом. По всему Старому городу разбросаны работы проекта «Стены помнят». Это силуэты реальных довоенных жителей Вильнюса в память жертв Холокоста. Рисовать разрешило не только самоуправление, свои стены представило, например, посольство Франции в Литве на улице Шварцо, дом №1.

Это просто красиво

Но конечно же, мир стрит-арта в Литве – это не только «говорящие» картины. Есть и просто красивые работы. Например, по улице Пилимо, где она упирается в Гляжинкелё. На весь фасад здания изображён жёлтый человечек, который как бы проламывает стену. На открытой ладони изображён дедушка.

– Это одна из работ фестиваля «Вильнюс – Стрит-Арт», а выполнили её два брата-бразильца, которые работают под псевдонимом Os Gemeos. Специально к нам приехали. Дедушка в ладони – их родной. Оказалось, что у него есть литовские корни и они хотели через этот рисунок показать ему родную землю и выразить уважение, – поясняет Д. Бородин.

Os Gemeos, к слову, очень знаменитые художники и за ними в очередь выстроились многие столицы мира, уговаривая приехать и что-то изобразить на стенах своих городов.

Ещё одна работа этого фестиваля – прямо напротив рынка «Хале». На весь фасад больницы – работа польского и литовского художников, которые рисунок интегрировали прямо в здание. Получилась весьма занятная композиция на тему детства, где окна – часть скворечников.

Но самая большая городская галерея под открытым небом на территории бывшего электротехнического завода «Эльфа». Тут десятки работ и каждая со своей историей. Чтобы написать одну – иногда не хватает и недели, а использовать приходится десятки литров красок разных оттенков. Картины на весь фасад называются «муралами» или «неофресками».

И, конечно, район Ужупис. Там граффити просто обязано было расцвести. В общем, в Вильнюсе по теме уличного искусства точно есть что посмотреть. Удивительно, но это не самый разрисованный город страны.

Иной подход

Настоящей столицей литовского стрит-арта можно считать Каунас, где десятки, а может уже даже и сотни домов покрыты неофресками.

– В Каунасе есть такой проект, в котором можно сказать стены ищут художников, а художники ищут стены. Это специальный сайт в интернете. На нём размещена информация, в каких точках города можно посмотреть готовые работы, а художники на нём могут найти стены, которые свободны. Кроме того в Каунасе изрисованы практически все старые троллейбусы. Это очень украшает город – картины, которые ездят, которые всегда на виду, – рассказывает наш гид.

Особый подход к уличному искусству и в Клайпеде. Не такой масштабный, но, кажется, более либеральный, нежели в столице. Сам Дмитрий сегодня больше занят в дизайне интерьеров, но нет-нет, да соглашается на роспись какого-то объекта. То в Грузию пригласят целые дома разрисовать, то интерьер в кафе. А в той же Клайпеде горожанам хорошо известна гигантская карта Старого города на всю стену одного из зданий в центре. Этот как раз его работа.

– Мы впервые её нарисовали очень давно. Карта провисела очень много лет, выцвела, фасад этого здания капитально отремонтировали, всё конечно же закрасили, но нас позвали восстановить весь рисунок, – говорит Д. Бородин.

Теперь это одна из туристических достопримечательностей.

Ну а сам стрит-арт оказался фундаментом для множества направлений. Кто-то, как наш герой, применяет его элементы в дизайне интерьеров, другие ушли с головой в рекламу, есть в Литве художники, которые живут только с росписи стен и заказов меньше не становится. Многим хочется индивидуальности и акцентов в своих домах и квартирах, которых больше нет ни у кого.

Уличное искусство укоренилось в кинематографе, телевидении, театре, музыке, моде и по сути стало для многих незаметной частью повседневной жизни. А начиналось с баллончика в руке, который сегодня обуздать пока не удаётся. И это, разумеется, другая тема. Кнут уголовной ответственности за нелегальные росписи явно не действует. Да он и не может подействовать на 13-15-летнего подростка. Спросить настоящих художников, как можно решить эту проблему, власти пока не торопятся.

Дмитрий, тем временем, остаётся примером этакого крепкого среднего класса, да ещё и с творческой профессией. Когда многое ещё впереди, сил достаточно, но и на нынешнее «сегодня» грех жаловаться. И совершенно неважно, какого ты происхождения.

Денис Тарасенко.  

Фото автора.

При поддержке

Civic Resilience Initiative и British Council Lithuania

Поделиться