Истории

Когда-нибудь мы вспомним это и не поверится самим

2022-05-20 | Истории

Власти Литвы намерены избавиться от мемориалов советским воинам – памятники будут демонтировать. В роли инициатора такой акции выступил публицист, журналист и блогер Андрюс Тапинас. По его словам, «9 мая памятники оккупантам должны рухнуть! От Мяркине до Неринги».

Министр культуры Симонас Кайрис предложение поддержал. На уровне ведомства уже утвердили документ, который открывает широкие возможности по сносу памятников, если такова воля муниципалитетов. Указ министра позволит добиться «окончательного решения советского вопроса». Известно, что в Литве находятся около 160 воинских захоронений, которые охраняются на уровне закона.

«Дискуссия [идет] о том, как отделить воинские кладбища, которые охраняет международная Женевская конвенция и ее 17 статья, и как отделить непосредственно объекты, которые захоронениями не являются, но на них [на кладбищах] есть самые разнообразные монументы», – говорит министр.

Председатель парламентского комитета по культуре Витаутас Юозапайтис высказался еще жестче: «Любые знаки этого Мордора («Черная страна» в легендариуме Дж. Р. Р. Толкина – Прим.) в нашем государстве несут прямую опасность, напоминая, что они могут вернуться сюда».

Ряд самоуправлений, не дожидаясь соответствующих выводов и решений со стороны Минкульта, Департамента культурного наследия и Сейма, выразили готовность демонтировать скульптуры, изваяния или памятники самостоятельно. Среди них: монументы в Таураге, Рокишкисе, Биржай, Йонаве, Мариямполе и Расейняй.

Правда, с захоронениями, вроде бы, пока решили не воевать.

«Измененная опись критериев никак не затронет места кладбищ или их надгробия – наперекор тому, что пытаются утверждать недружественные Литве силы, с почившими мы не воюем и уважаем их места вечного покоя. Также мы обязаны придерживаться и обязательств в рамках Женевской конвенции. Однако оставленные оккупантами монументы, которые на протяжении многих лет уродовали общественные пространства наших городов и местечек, несовместимы с лицом современной Литвы», – заявил министр после подписания соответствующего указа.

Большие города 

Самые большие «сложности» – с Вильнюсом и Клайпедой. Здесь находятся самые массивные мемориалы – комплексы. Кроме того, тысячи людей в этих городах ежегодно приходят почтить память павших воинов, следовательно, вопрос о сносе болезненный. Что касается столицы, мэр Ремигиюс Шимашюс дал понять, что демонтаж «реликтов советского времени» нужен, однако, учитывая тот факт, что они вплотную примыкают к кладбищу, администрация самоуправления спешить убирать памятники не будет.

В Клайпеде ситуация несколько иная. Мэр Клайпеды Витаутас Грубляускас изначально был резок в формулировках. Он стал одним из первых градоначальников в Литве, который высказался за демонтаж памятников.

«Не возникает сомнений, что будем идти по этому пути (к демонтажу – Прим.). Может, вы уже не помните, но я помню, как Клайпеду покинул не только Ленин, но и пушка (памятник на современной площади Лиетувининку, где сегодня стоит скульптура Мартинасу Мажвидасу – Прим.). Видимо, пришло время покинуть Клайпеду и всю Литву и другим советским символам», – сказал он журналистам.

В то же время градоначальник дал понять, что муниципалитет все же ждет, что первые шаги совершат Минкульта, Департамент культурного наследия, Центр исследований геноцида и резистенции жителей Литвы (ЦИГРЖЛ), а также другие ведомства. Они должны развязать городу руки, демонтировать памятники без соответствующего вердикта упомянутых структур было бы затруднительно. Впрочем, министр культуры – бывший соратник Грубляускаса по партии «Движение либералов» – пообещал, что за этим дело не станет.

Более того, Сейм, как утверждается, намерен подготовить законопроект по «десоветизации». Симонас Кайрис объяснил, что это, мол, позволит провести инвентаризацию самых разных объектов, «пропагандирующих коммунизм» – от монументов до названия улиц.

«Если на уровне экспертов будет признано, что это пропагандирует коммунизм, в таком случае уже самоуправление должно заняться либо вопросом о переименовании, либо переносом объекта», – пояснил прессе министр. 

Такие заявления вызвали смешанную реакцию в Клайпеде. С одной стороны, правый электорат может быть доволен позицией мэра. С другой стороны, подобная точка зрения – политическая, при этом ранее Грубляускас утверждал, что это его последняя каденция – он руководит городом с 2011 года. В-третьих, резкие слова в адрес воинского мемориала вызвали смятение у весомой части русской общественности города-порта, которая традиционно на протяжении многих лет поддерживала мэра. Так, в 2011-2019 годах партия «Русский альянс» была партнером Грубляускаса по правящей коалиции. С 2015 года, когда узаконили прямые выборы в мэры, вплоть до последних муниципальных выборов в 2019 году эта политическая сила также призывала своих избирателей поддерживать Грубляускаса. В 2015 году во многом именно благодаря голосам русскоязычных клайпедчан Грубляускас легко одолел своего конкурента в лице консерватора Агне Билотайте, которая сегодня занимает пост главы МВД.

К слову, в свое время – до 2014 года – Витаутас Грубляускас, будучи уже мэром, не гнушался участвовать в мероприятиях по случаю 9 мая – приходил к мемориалу, выступал с речами перед клайпедчанами.

Правовой статус  

В действительности же снести скульптурные и архитектурные композиции мемориала в Клайпеде гораздо сложнее, чем могло бы показаться на первый взгляд.

«Это место захоронения и мемориал погибшим советским воинам были созданы почти сразу после войны – через несколько лет. Второй этап начался в 70-80-х годах прошлого столетия, – говорит заведующий отделом охраны наследия самоуправления Клайпеды Виталиюс Юшка. – Свой современный вид мемориал получил именно в то время. У нас есть данные, что здесь похоронены сотни воинов, на самом мемориале указано около 700 фамилий. Вопрос о том, что делать с этим комплексом – тонкий», – подчеркивает чиновник.

Он отметил, что дискуссии о том, что делать с мемориалом идут уже не первый год. Мнения самые разные. Муниципалитет, в свою очередь, как и отдел по охране наследия всегда следовали букве закона. По его словам, есть правовой акт от 2016 года, утвержденный министром культуры, который регламентирует положение объектов недвижимого имущества, представляющих значимость для иностранных государств, в том числе и для России.

«Очень важно учитывать эти требования. Сам мемориал включен в культурный регистр <…>.Все, что мы видим на поверхности, а также останки, признаны в качестве особенностей, представляющих ценность, поэтому, приводя в порядок это место, нам потребуется согласие Департамента культурного наследия, Минкульта, Министерства иностранных дел и ЦИГРЖЛ. В каждом случае необходимы соответствующие процедуры, они довольно сложные и занимают время», – констатировал Юшка.

Иными словами, демонтировать мемориал, разрушить памятники за один-два месяца фактически невозможно. 

Не мир я принес, но меч

Мемориал павшим в борьбе с фашистской Германией в том виде, каким мы его знаем, начал формироваться в 1973 году. Монументальная композиция «Меч» – главный акцент мемориального комплекса – появилась в 1975 году. Скульптор – Юлюс Вяртулис. Не все знают, что в композиции, созданной умелым художником, зашифрован христианский крест. Впрочем, версий есть много. Переустройством захоронений в целом занимался архитектор Пятрас Шадаускас. Возведенная ими стела возвышается над Парком скульптур.

Сам Шадаускас, который долгое время (с 1962 по 1981 год) занимал пост главного художника Клайпеды, объяснял, что скульптуру меч он поместил между двух щитов, символизирующих защиту и обособленность, в хорошем смысле, города как от Запада, так и от Востока, что очень интересно, учитывая тот факт, что Клайпеда на тот момент была советской.

В 1980 году мемориальный комплекс пополнила композиция именитого скульптора Римантаса Даугинтиса. Он создал три больших бронзовых фигуры советских военных. К слову, смерть художника – трагическая. В 1990 году он совершил самосожжение на советско-венгерской границе, протестуя против оккупации Литвы.

Таким образом, сегодняшние призывы и решения, нацеленные на снос мемориала в Клайпеде, в каком-то смысле можно воспринять как борьбу с литовским наследием. Да, это наследие советское, но все же литовское – памятники создавали отечественные зодчие.

Голос против

Против бездумных и скоропалительных решений по вопросу мемориалов в Клайпеде, в Клайпедском районе и в Неринге выступил историк, профессор Клайпедского университета, директор Института истории и археологии Балтийского региона Василиюс Сафроновас.

«Я бы предложил не выбирать такой путь действий, когда решения принимаются форсированно, объявив „акцию» или предрасполагая людей к шаблонным ярлыкам. Для принятия обоснованного решения нужно углубиться, сопоставить все аргументы, взвесить все „за» и „против»», – пишет он в авторской статье, размещенной на сайте одного из местных изданий.

Он подчеркивает, утверждения о том, что скульптурные композиции посвящены Красной армии, что они, дескать, прославляют вооруженные силы СССР, не соответствуют действительности. На плитах мемориала таких надписей вы не найдете.

«Взглянув на это более субтильно, мемориал, прежде всего, предназначен не для прославления сухопутных войск Советского Союза, а для того, чтобы были названы [имена и фамилии] советских воинов, павших близ Клайпеды в конце Второй мировой войны. Как и множество воинских кладбищ Второй мировой, покрывших Европу и Азию, это – воины, которые не были похоронены рядом с теми местами, где они родились, где о них могли бы позаботиться их близкие. Это – погибшие вдали от своих домов, в окрестностях Клайпеды или в самом городе», – объясняет профессор.

«Надписи на этом мемориале, прежде всего, посвящены близким погибших – у них должно было быть место, где [можно было бы] почтить память своих отцов, мужей, братьев, друзей. Вторая функция этих надписей была эдукационной, но в надписях мы, прежде всего, видим отсылки к повествованию о военных действиях в 1944-1945 годах рядом с Клайпедой. Помимо слов „Город освобожден», которые характерны для риторики восьмого десятилетия XX века, в сегодняшних надписях мемориала нет ничего, противоречащего правде – ничего, с чем бы существенно не могли бы согласиться историки современной Литвы», – утверждает историк. 

По его словам, пришло время отказаться от эмоциональных оценок. Ярые сторонники сноса не лучше тех, кого они называют жертвами пропаганды Кремля. Что воинские захоронения, что мемориальный комплекс, говорит Сафроновас, это, прежде всего, – архитектурные элементы, вещи, знаки. 

«И если кто-то в Литве все еще интерпретирует этот мемориал как „памятник советским освободителям», то, может, это проблема его или ее образования, а не проблема самого памятника», – отметил он.

Также профессор напомнил, что во времена межвоенной Литвы вся страна была усеяна немецкими воинскими кладбищами, на которых присутствовали соответствующие надписи, знаки, памятники, подчеркивающие героизм павших, но тогдашнее руководство не стремилось их демонтировать или видоизменить, хотя отношения с Германией не были дружественными.

Денис Кишиневский, «Экспресс-неделя»

Фото — «Литва за неделю».