Истории

Идеальный побег: история киевлянки Любови, которая вместе с попугаем эвакуировалась в Литву

2022-06-01 | Истории

Мы продолжаем нашу серию историй о военных беженцах из Украины, которые были вынуждены покинуть свою страну и обрели временное пристанище в Литве. Рассказ о пенсионерке Любови из Киева.

Вся жизнь в Киеве

Но на этот раз мы хотели узнать, как с наплывом беженцев справилась наша бюрократическая система. Мы её, надо признать, частенько любим поругивать и часто ворчим на очереди в различные учреждения. Да и сейчас то там, то здесь, местные жители начинают замечать насколько сложнее стали обычные процедуры для самих граждан Литвы. Причина – сегодня все силы брошены для помощи тем, кто в этом нуждается больше всего.

Кроме того, быстрое создание с нуля механизма доставки беженцев в Литву – это не такое простое занятие, как может показаться. Сотни добровольцев все эти месяцы работали на границе с Польшей, водители при чёткой координации отправлялись в рейсы за людьми, десятки людей принимали и обобщали заявки тысяч беженцев в координационном центре в Вильнюсе. Но обо всём по порядку.

Любовь – 76-летняя пенсионерка из Киева. Сама она родилась в Новосибирске, но всю жизнь прожила в украинской столице. Отец женщины во время Второй мировой войны был распределён на военное предприятие в Новосибирске, повстречал там свою будущую супругу, так в 1945 году появилась Любовь. И практически сразу семья переехала в Киев.

Уже в Украине жизнь сложилась вполне обычно: образование, замужество, дочка и сын. Сама Любовь, как и впоследствии все в семье, связаны с искусством. Женщина – художник, как и её супруг. По стопам родителей в итоге пошли и дети.

В 2013 году мужа не стало, но ещё больший удар ждал в 2020 году. Ушла из жизни дочка Любови. В итоге остался младший сын и две внучки. Пенсия казалась тихой и спокойной. Дружные родственники, старенькая квартира в «сталинском» доме на втором этаже, но пришло 24 февраля и война.

«Её никто в Украине не ожидал и никто не верил», — рассказывает пенсионерка.

«Я всегда понимал, что эта война будет, но я думал, что её застанут либо мои дети, либо мои внуки. Я был уверен, что сам её не застану. Это было для всех неожиданностью», — добавляет сын женщины. Он сопровождал свою маму по дороге в Литву.

Усталость, крепость поколения женщины, её возраст, — всё это располагало к иному отношению к грохоту разрывов на подступах к Киеву в первые недели войны.

«В подвал прятаться не бежала», — поясняет пенсионерка. Но спали вместе с сыном всё равно в коридоре или ванной комнате. Считается, что так безопаснее. Стены несущие. Сын к тому времени уже отправил свою семью – жену и детей – в Германию. Уехали буквально в первые дни.

Обстановка в Киеве все эти первые недели давила. Комендантский час, ажиотаж в продуктовых магазинах (рассказывают, что в первые дни «сметали» с прилавков практически всё), гигантские очереди в аптеках.

«Можно было стоять в очереди за лекарствами четыре часа», — вспоминает Любовь. И постоянные воздушные сирены. В какой-то момент сын предложил женщине уехать.

Возможности нашли сразу

«Я полностью доверилась сыну, всё он решал», — говоря об отъезде рассказывала пенсионерка. В отличие от тысяч беженцев, наши герои знали, что окажутся в Литве и Вильнюсе ещё в Киеве. В интернете наткнулись на литовскую инициативу «Сильные вместе» (stipruskartu.lt). На этой платформе, которую сделали буквально в первые дни войны, жители Литвы могли зарегистрировать своё желание помочь. Привезти гражданских от украино-польской границы, предоставить жильё. Беженцы, наоборот, могли заполнить нехитрую анкету и получить помощь.

Ровно так и поступил сын Любови. Зарегистрировал маму, дождался от штаба «Сильных вместе» подтверждения, что жильё найдено и можно ехать. Оставалось только выбраться из Киева и пересечь Польшу.

«Сын договорился с гуманитарным конвоем, который из Львова доставлял в Киев помощь», — вспоминает женщина. Такой путь оказался, пожалуй, самым коротким. Конвой возвращался из Киева без груза, у водителей спецпропуска, можно было быстро проезжать все блокпосты. Гражданские, которые эвакуировались на собственном транспорте, могли потратить на дорогу до Львова и 2-3 суток. А в конвое дорога заняла всего световой день. С собой женщина взяла только маленькую сумку и попугая в клетке, которого пенсионерке оставила внучка перед отъездом в Германию.

Всё это происходило спустя три недели после начала войны. В самом Львове к тому моменту уже дежурили волонтёры и водители из Литвы. Всё, что нужно было, это добраться до места встречи, сесть в автобус и уехать в Польшу. Механизм работал, как по часам.

«У меня даже загранпаспорта не было», — вспоминает Любовь. Это не помешало легко пересечь границу, сделать одну пересадку в Польше и в конечном итоге попасть в Литву. На всё про всё – двое суток. В дороге постоянно останавливались, пассажиров кормили, оказывали всю необходимую помощь.

Встретили, как родных

В Вильнюсе беженцев встретили, как близких родственников. Семья, которая приняла Любовь, до слёз была рада помочь, сама киевлянка – точно также рада помощи.

По её словам, в целом организация приёма выше всяких похвал.

«Вопросы регистрации, получение всех документов, всё в Вильнюсе прошли невероятно быстро. Всё было организовано просто великолепно. Приехали в одно место, там выдали всё: от временного вида на жительство, до первого пакета помощи. Языкового барьера не было вообще. Все сотрудники центра либо хорошо владели русским языком, либо могли минимально общаться по-русски», — рассказывала женщина.

При этом слово беженец, которое уже с корнями укрепилось в СМИ и обществе, формально неверное. Юридически правильнее – статус переселенца. Есть возможность свободного перемещения по ЕС и покидать Литву. Беженцы так делать не могут. Они должны оставаться в стране, в которой получили такой статус.

Ну а со статусом переселенца с видом на жительство само государство обеспечило выдачу минимальной финансовой помощи, бесплатное медицинское обслуживание. Оно, кстати, понадобилась.

И опять всё чётко, как по часам. В поликлинике принимала врач, местная литовская белоруска, а медсестра оказалась и вовсе из первой волны переселенцев из Украины и разговаривала с Любовью по-украински. Выслушали жалобы, сделали УЗИ, прописали лекарства. Всё очень быстро.

Сама Любовь догадывается, что такая оперативность и слаженность действий не могла появиться из неоткуда. Все эти ресурсы были брошены за счёт местных граждан, которые часто сегодня не могут получить какие-то обычные в мирное время услуги, а приёмы растягиваются на месяцы. Например, сейчас запись для смены паспорта в Вильнюсе начинается с конца июля. Аналогичная ситуация в Каунасе или Клайпеде. Все силы сотрудников брошены на нужды украинцев.

Но во время беседы чувствовалось, что наши герои всё это понимают. И очень благодарны литовскому обществу за самопожертвование без которого такого идеального механизма помощи попросту быть не могло.

Эрнест Алесин

Денис Тарасенко

Фото из архива героини.

“Šis straipsnis yra parašytas kaip projekto “Esu europietis” dalis su finansine Europos Sąjungos bei Estijos Užsienio reikalų ministerijos pagalba. Už straipsnio turinį atsako VšĮ “Pilietinio atsparumo iniciatyva”. Jokiomis aplinkybėmis šio turinio negalima vertinti kaip Europos Sąjungos ar kitų organizacijų pozicijos.